Беспредел в России/ ЮЮ =((

Изображение пользователя Анджела.

Сегодня я решила заняться чуточку самообразованием.
Самообразоваваться на эту тему меня натолкнул пост женщины на сахфоруме, о том что ее дочь сказала школьному соц.работнику о плохих отношениях с мамой и та теперь рвется к ним в дом. Но предупреждать о визите не хочет - эффект внезапности нужон ей видите ли.
Девочки, у меня волосы на ногах шевеляться!!! girl_impossible

Ювенальная юстиция и сущность ювенальных технологий

Что такое ювенальная юстиция? «Не только родители, но и специалисты пока не успели разобраться в вопросе о том, что собой представляет понятие «Ювенальная юстиция». Часто сторонники введения «ювенальной юстиции» в России говорят о необходимости особой заботы государства и общества о детях. Между тем, все далеко не так просто и однозначно. Чтоб определиться в данном вопросе необходимо знать основные этапы реализации данного проекта, его предысторию, цели и задачи».

Для быстрого уразумения, о чём пойдёт речь, не вдаваясь в теорию, приведём несколько характерных примеров действия ювенальной юстиции.

«Австралия. Мальчик подал в суд на родителей, которые не разделяли его неуемной страсти к компьютерным играм. Суд поддержал истца и лишил маму с папой родительских прав. Мальчика передали в другую семью, где ему обещали играть столько, сколько мелкой его душе угодно.

Франция. Российская актриса вышла за француза, эмигрировала во Францию. Родила дочь, которая по факту рождения получила французское гражданство. Жизнь с мужем не заладилась. Суд счёл, что русская мать чересчур любит французскую дочь («удушающая любовь» - термин французских ювеналов), и оставил малышку с отцом. Воспитатель из отца получился никакой, и девочка оказалась в опекунской семье. Сменила таких семей несколько, пока не очутилась в приюте… Дочь матери не отдают. Редкие их встречи в приюте проходят под жёстким надзором и полны драматизма. Длится история десять лет!»
nat-zah.jpg
Вот что рассказала Наталья Захарова в своем интервью:

"– Что собой представляет система ювенальной юстиции во Франции?

– В системе ювенальной юстиции работают судьи по делам несовершеннолетних, сотрудничающие с социальными службами. Их основная задача – защита интересов ребенка. В законе написано, что ребенок изымается из семьи только в том случае, если его жизни угрожает физическое, психическое и моральное насилие. Но что конкретно имеется в виду, не уточнено. Вероятно, подразумеваются побои, издевательства и т.п. Но парадокс заключается в том, что родители, действительно жестоко обращающиеся с ребенком, нередко остаются безнаказанными, а страдает тот, кто ребенка любит и заботится о нем. Когда моя дочь Маша возвращалась после свиданий с отцом, Патриком Уари, в кровоподтеках, совершенно потрясенная, в подавленном психическом состоянии, все мои попытки связаться с судьей по делам несовершеннолетних и сотрудниками социальных служб были тщетными. Никто из них не хотел реагировать. И даже когда адвокат принес судье фотографии Маши со следами побоев, а врач написал заявление прокурору, который, в свою очередь, отправил судье по детским делам указание разобраться в деле, даже тогда судья не начала расследование.

– Почему?

– Потому что не сочла это необходимым. И мой случай не был единичным. В ассоциации, созданные во Франции для защиты прав семьи, поступают обращения о вопиющих нарушениях закона судьями и безнаказанности преступников. Вспоминаю такой случай. В одну из ассоциаций обратилась за помощью женщина. Ее бывший супруг был начальником тюрьмы. Однажды их пятилетний сын после свидания с папой рассказал, что тот со своим приятелем (который, кстати, работал… психологом в той же тюрьме!) делал ему больно. Когда потрясенная мать обратилась к судье по детским делам и показала медицинское заключение об изнасиловании мальчика, судья приказала: «Немедленно заберите ребенка у матери и поместите его в приют, поскольку мать манипулирует ребенком и восстанавливает его против отца».

– И ребенка забрали?

– Да! Он сопротивлялся, плакал, но его насильно оторвали от матери и увезли.

– Но ведь это же противозаконно!

– Да. Во французском законе написано, что помещение ребенка в приют предпринимается как радикальная мера, во всяком случае хотя бы после встречи судьи с родителями и ребенком. Но и моя дочь насильно и обманным путем была помещена в приют, о котором мне не было известно ровным счетом ничего. Дочь пробыла там целую неделю, и только потом судья назначила заседание. Но и тогда мне не дали адрес приюта и официально запретили визиты, хотя Маша была больна, у нее была температура под 40. А ведь ей было всего три года, к тому же она не говорила по-французски! Моей дочери была нанесена тяжелейшая психологическая травма, но это не волновало ни судью, ни сотрудников социальных служб. Прежде чем применить подобные жесткие санкции к родителям, нужно предъявить хотя бы какие-то обвинения. Однако никаких обвинений мне тогда не предъявили, а в судебном решении было написано: «В связи с тем, что отец уличен в насилии над ребенком и обвиняет в этом мать, ребенка надо немедленно поместить вне зоны семейного конфликта». Понимаете? Отец «уличен», но при этом «обвиняет»…

– Почему же ювенальный суд, который, как нас уверяют, эффективно защищает интересы ребенка, вынес такое странное решение?

– Сначала я думала, что произошла ошибка. Но на самом деле никакой ошибки не было! Мне стало это понятно после создания нашей ассоциации, когда мы просмотрели дела других родителей. Представляете, рапорты на них и судебные постановления повторяли слово в слово то же самое решение, что было вынесено и в отношении меня! Стало ясно, что существует некий шаблон: берется готовый текст, втавляется фамилия, и дальше все идет по уже отработанной схеме. По закону, сотрудники социальных служб должны являться связующим звеном между ребенком, разлученным с родителями, и самими родителями, стараться сделать все, чтобы родственные связи сохранялись, ведь декларируется, что ювенальная юстиция направлена на воссоединение семьи. Но в реальности все наоборот. Мои письма, фотографии, игрушки и прочие подарки дочери сотрудниками этих служб Маше даже не передавались.

– Это как-то мотивировалось?

– Меня обвиняли в том, что я хочу сохранить с ней слишком тесную связь и «удушаю ее своей материнской любовью». В деле Маши есть запредельные по своей наглости и цинизму рапорты сотрудников социальных служб, которые не были с нами даже знакомы! Работая в нашей ассоциации и разбирая судебные решения, мы с удивлением обнаружили, что рапорты, составленные на пострадавшие семьи, опять-таки слово в слово повторяли друг друга! Менялись только фамилии и адреса. И мы еще раз убедились, что существует некая единая «рыба». Судьи выносят одни и те же решения, обвиняя родителей в «удушающей любви к своим детям»…

– Погодите… Неужели «удушающая любовь» является основанием для того, чтобы забрать ребенка из семьи?

– Да. Для многих французских судей по детским делам «удушающая, захватническая любовь» – самое опасное деяние, которое может нанести страшный физический и моральный вред ребенку. Например, судья Валентини, четвертая по счету в нашем деле, заявила в разговоре с моим адвокатом, что в девяти случаях из десяти она отнимает детей у родителей именно на этом основании.

– А в чем, по мнению суда, выражалась Ваша «удушающая любовь»?

– Судья (что опять-таки противозаконно) никогда не встречалась ни со мной, ни с Машей. Она заявила, что не видит в этом смысла, поскольку Маша и так была потрясена общением с разными незнакомыми людьми. В деле есть рапорт специалистов, которым она, судья, доверяет. И этого достаточно! Сначала меня поразил такой подход, а потом я поняла, что на самом деле судья и не хочет знать правду. Ведь если бы она знала правду, у нее не было бы оснований отнимать у меня дочь. А ей это необходимо.

– Зачем?

– Потому что эффективность ее работы оценивается количеством отнятых детей. Чем больше детей она «защищает» от родителей таким образом, тем быстрее продвигается по служебной лестнице. Получается, что судьи поставляют социальным службам детей, а те, в свою очередь, пишут нужные рапорты, которые, как указали в своем докладе министру юстиции крупнейшие французские юристы г-да Навес и Катала, всегда негативны и всегда настроены против родителей." (с)

girl_impossible girl_impossible girl_impossible

«В марте 2002 года в газетах проскользнуло сообщение, что в Нантере арестован восемнадцатилетний юноша, который терроризировал этот парижский пригород в течение трёх лет. Он вырывал у пожилых людей сумки и кошельки, а если старушка упорствовала, он её избивал. Полиции были прекрасно известны его подвиги, но она перестала его арестовывать. Какой смысл? Приведут «ребёночка» в участок – и в тот же день после душеспасительной беседы судья выпускает его на свободу. И вот только в марте, когда милый мальчик достиг совершеннолетия, его арестовали, начали расследование и выяснили, что на совести у шалуна 500 (!!!) ограблений и избиений. Он их совершал от 4 до 7 в день».

Все эти на первый взгляд разрозненные примеры – результат внедрения как на мировом, так и на национальном уровне различных государств системы ювенальной юстиции. Чем же характеризуется данное явление? Как вычленить его из многочисленных нововведений и реформ? Каковы его признаки? Рассмотрим этот вопрос.

Признаки и методы ювенальных технологий

Главный и основной признак ювенальной юстиции – это её двуличие: под прикрытием красивых слов и «правильных законов» о защите детей их (детей!) уничтожают – морально и физически. Это даже не признак, а принцип и смысл деятельности.

Если идёт речь о защите прав детей в контексте запрета их наказаний и предоставлении им всяческой «свободы выбора», то это наверняка ювенальная юстиция. Рассмотрим эти признаки подробнее.

1. Защита прав детей не сходит с уст ювеналов. Соответственно – огромные обязанности родителей. Но, простите, а как с обязанностями детей и правами родителей? Где же баланс и гармония? Об этом ни слова.

«Российский законодатель, неуклонно следуя курсу защиты прав несовершеннолетнего, внедряя систему ювенальной юс­тиции, базирующуюся на принципе приоритета прав детей над правами родителей, забывает о том, что права родителей нуж­даются в еще большей защите и поддержке со стороны госу­дарства, нежели права ребенка. Отсутствие такой защиты ведет к разрушению культурных традиций и образа жизни, на чем и держится целостность всего народа. Ювенальная юстиция, как подчеркнул в одном из своих выступлений член фракции КПРФ Виктор Илюхин, «может серьезно столкнуть детей и их родите­лей», а такое столкновение чревато самыми что ни на есть па­губными последствиями. «Оторвите младших от старших, а еще лучше — восстановите их друг против друга, и распадется куль­тура. А значит, погибнет народ».

Навязываемый ювеналами детоцентризм ведёт к дисбалансу в семье, обществе, в государстве. Ведь семья– это единый организм. Нельзя помочь детям, не помогая родителям. Это очевидно. Даже в инструкциях по чрезвычайным ситуациям во время полёта на самолётах сказано, что в случае аварии «надо обеспечить спасательным жилетом себя, а потом ребенка. Просто потому, что если взрослый в порядке, он о ребенке позаботится, а ребенок без взрослого — даже в жилете — пропадет»

И ещё вопрос: от кого планируется защищать детей? Трудно поверить, но это так – от их родителей! Поэтому права родителей надо ограничивать, а лучше даже лишать родительских прав. Поэтому на родителей надо доносить, а слушать их не надо.

Незаконный сбор информации о частной жизни семьи. Для этого вводится т. н. «паспорт школьника» – «документ ужасающий», как заявила в интервью "Русской линии" известный детский психолог, директор Института демографической безопасности Ирина Медведева: "Все происходит в русле ювенальной юстиции. Школьник должен указать свой рацион питания, вредные привычки, в частности, кто курит в семье, хобби, круг интересов, а также нарисовать схему своей комнаты. Зачем им, ювеналам, схема комнаты ребенка?.. Я боюсь, что также будут доставляться эти сведения и в международное агентство усыновления. Сначала за плохие привычки и плохие квартирные условия, о которых ребенок наивно сообщит в своем дневнике, будут отбираться родители... Значит, если рацион питания будет сочтен недостаточным, то это тоже будет основанием изъятия ребенка у родителей»

1327859419_18305.jpg

девочки, а что у вас?

Нравится: 
0

Комментарии

Изображение пользователя Anna P..

Моя мама - учитель начальных классов... И она мне рассказывала о девочке, живущей с мамой и отчимом... Девочка в школу с синяками пришла дважды, и за каждую тройку прямо в истерике билась.... Мама у нее все же выпытала нюансы общения в доме, где отчим ее (по словам девочки ) "наказывает", к примеру, не вывела собаку гулять- она напИсала на лестничной клетке, так этот товарищ заставил ребенка 9летнего подъезд в 5 этажей зимой мыть....
Мама пришла домой советоваться со мной, на что моя позиция была принципиальной: сегодня наказывает, завтра насилует....
Пришли мы к ним вечером с "эффектом неожиданности", ходит это мурло в одних семейниках перед ребенком, мать до поздна работает, в прихожей на гвозде висит ремень и в комнате ребенка такой же атрибут... Вобщем присудили опеку бабушке (маме мамы)... Бабушка благодарна, так как ненормальная мамаша не отдавала дочь...ребенок, наконец, перемтал быть зачуханным, зашуганным и голодным.... Так что я выступаю за ювеналов....

 

 

Изображение пользователя Анджела.

как показывает опыт, они отбирают детей в детские дома. Не разглядывая родственников.

Присоединяйся!

vkontakte.png twitter.png lj.png

добавить на Яндекс

Сейчас на сайте

1 пользователь онлайн.

  • estonianyorkshire